Меню
16+

Официальный сайт городского округа Верхняя Пышма

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Охотники за душами в Интернете

Автор: Ольга ЛЕОНИДОВА
Источник: «Красное знамя»

Иллюстрация: http://grifoninfo.ru/

Родителям всегда полезно быть в курсе виртуальной жизни школьников, а в каникулы – особенно. Подросток с его повышенной эмоциональностью, черно-белым мышлением и бунтарским настроем – идеальный кандидат для вербовки в экстремистские сообщества.

Пламя из искры

Во все эпохи существовали люди, прибегавшие к насилию в обход закона ради достижения своих целей – политических, экономических, религиозных. Радикальные взгляды распространяются подобно эпидемии и могут привести к рекам крови. Крайней формой экстремизма является терроризм.

«В России экстремистские преступления занимают малую долю в статистике общеуголовных. Но из-за особой общественной опасности борьба с ними объявлена приоритетом, – говорит вице-президент Уральской ассоциации «Центр этноконфессиональных исследований, профилактики экстремизма и противодействия идеологии терроризма» Алексей Старостин. – И есть ощутимые плоды. С 2007 года регистрируется гораздо меньше эпизодов прямого насилия: избиений иностранцев, осквернений или поджогов храмов. Разгромлены банды скинхедов, нападавшие на людей с неславянской внешностью на Среднем Урале в конце 2000-х. Неофашистское движение претерпело несколько расколов и утратило привлекательность».

С улиц коварный враг переместился в киберпространство. Пропаганда и вербовка ведется из блогов, соцсетей, мессенджеров, на это тратятся огромные деньги, создана целая индустрия.

В Свердловской области за 2017 год зарегистрировано свыше 60 преступлений экстремистской направленности, большинство из них совершены онлайн. В основном это размещение в интернете экстремистских материалов, возбуждающих вражду и ненависть к религиозным, национальным и социальным группам, оскорбляющих чувства верующих.

На виртуальных просторах разгуливают не только ксенофобы и террористы. Новым знакомствам рады колумбайнеры, воспевающие кровавые расправы в школах, поклонники тюремной романтики из движения АУЕ (от лозунга «Арестантский уклад един!»). Никуда не делись «группы смерти», толкающие к суициду, деструктивные секты и культы, педофилы и наркоторговцы.

Как уберечься? Соблюдать элементарные правила безопасности в Сети. Не публиковать сведения о себе в общем доступе – ведь это подробная карта вашей личности.

Отказываться от диалога с людьми под странными аккаунтами, которые невозможно идентифицировать.

Не размещать у себя на странице ссылки на экстремистские материалы (список доступен на сайте Минюста http://minjust.ru/ru/extremist-materials), тексты, рисунки, фото и видео, где высмеиваются люди других национальностей, рас, религий, звучат призывы к насильственным действиям. Об ответственности перед законом по этим статьям молодежь информирована плохо, в ряде вузов о наличии списка знают лишь 5% первокурсников, отмечает Алексей Старостин.

Родителям советуют максимально заполнять досуг детей полезными увлечениями и изучать группы, в которых состоит ребенок. Должно насторожить обилие странной символики и специфической лексики, языка «для посвященных». Лучше защитить компьютер и смартфон фильтрами, блокирующими нежелательные ресурсы. Кстати, во всех школах нашего городского округа контент-фильтры установлены.

О замеченных в Сети публикациях экстремистского характера следует извещать администрацию провайдеров и соцсетей. Формы для приема обращений есть на сайте прокуратуры, Роскомнадзора, Общественной палаты РФ – эти ведомства в короткое время среагируют на сигнал.

Что делать, если ребенок уже увлекся опасной идеологией?

«С каждым вопрос решается индивидуально, – говорит Алексей Старостин. – Любой родитель может проконсультироваться в нашей ассоциации по электронной почте ethnoreligia@yandex.ru или через сайт www.ethnoreligia.ru. Можно обратиться к педагогу, школьному психологу, специалистам по социальной работе. Они владеют необходимыми знаниями – государство сейчас вкладывает большие средства в обучение.

В особых случаях остается уповать на правоохранительные органы. В одном городе области несовершеннолетнюю из Средней Азии завербовали в ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ). Девочка тайно ушла из дома. Мать нашла переписку дочери в компьютере, бросилась в полицию. Перехватили беглянку в аэропорту, несколько месяцев с ней занимался психолог.

Вовлеченного человека трудно вытащить, хотя программы реабилитации есть. Один мой знакомый высококлассный эксперт по исламу работал с осужденным, адептом радикального движения. Чтобы убедить человека в том, что исповедуемая им идеология является ложной, потребовалось 8 лет».

В Свердловской области таких штучных специалистов, владеющих гуманитарными, языковыми, техническими навыками, готовят на магистерских программах кафедры теологии Уральского государственного горного университета и на кафедре организации работы с молодежью Института физкультуры, спорта и молодежной политики УрФУ.

Популяризировать знания об опасности экстремизма – ключевая задача ассоциации. Эксперты проводят бесплатные лекции в школах, вузах, на предприятиях, для муниципальных и государственных служащих.

«В феврале наш руководитель, ветеран легендарного спецподразделения антитеррора «Альфа» Сергей Александрович Павленко проводил лекцию в Техническом университете УГМК. Студенты близко к сердцу приняли рассказ о трагедии в Беслане и о тех, кто спасал детей, даже девушки спрашивали, как попасть служить в «Альфу», – вспоминает Алексей Старостин.

26 мая запланирован выезд в кадетскую школу-интернат «Юность».

Экстремизм – диагноз?

«Процент психически больных людей в экстремистских и террористических организациях чрезвычайно мал, – утверждает врач-психиатр Верхнепышминской ЦГБ Виктор Киряш. – И нельзя выделить психотип с предрасположенностью к фанатизму, радикальным идеям».

Легкой добычей вербовщиков могут стать как общительные активные подростки, которым не хватает адреналина, так и люди с астеническими проявлениями, замкнутые на себе. И если энергию первых часто удается направить в русло спорта, то вторым не хватает человеческих контактов, доброго отношения.

Школьные годы тревожные

Темы буллинга (агрессивного преследования) и экстремизма тесно пересекаются. Затравленной, подавленной личностью легче манипулировать, да и за ружья и топоры подростки хватаются не случайно. Решение свести счеты с жизнью тоже на ровном месте не возникает.

«Ученые выяснили: чем крупнее школа, тем выше уровень агрессии. Мне кажется, 700-800 учащихся – это предел, – считает педагог-психолог школы №3 Верхней Пышмы Андрей Иванов. – В компактной школе, как в деревне, все друг друга знают, все на виду, старшие имеют авторитет у младших, и коллектив саморегулируется. В огромном «учебном комбинате» социальные связи рвутся.

Как у нас ведется профилактика буллинга? Первое: сбор информации. Учителя называют мне тех, у кого резко упала успеваемость или начались прогулы. Родителей прошу звонить, когда у ребенка внезапно, необъяснимо изменилось эмоциональное состояние. Провожу анкетирование по социально-психологическому климату в классах. У меня собственная методика, вопросы задаю косвенные, а не в лоб.

После анализа данных мы советуемся с классным руководителем, с завучем по воспитательной работе. Составляем программу повышения социально-психологической комфортности. Это могут быть чаепития, игры, выходы на природу. Многое зависит от возраста детей, от вида коллектива. В общеобразовательных классах проявления буллинга встречаются чаще, реализующих адаптивные образовательные программы или с углубленным изучением отдельных предметов.

Девятиклассники загружены экзаменами, им не до разборок. В старших классах тоже спокойно. Группа риска – среднее звено. В 5-6 классах объектов травли больше среди мальчишек: они самоутверждаются, завоевывают авторитет. В 7-8 классах начинается активное третирование девочек. Их подводит собственное поведение: чтобы удержаться в «престижном» кругу, позволяют парням грубо с собой обращаться, сами ругаются матом, а потом страдают от жестокости «друзей».

Если под угрозой физическое здоровье ребенка– подключаем замдиректора по правовому воспитанию, комиссию по делам несовершеннолетних, силовые структуры.

Тяжелые ситуации, когда весь класс ополчился на одного ученика, бывают раз в четверть. Примерно раз в месяц случаются инциденты полегче, с меньшим количеством участников.

Уже 2 года у нас действует центр медиации (урегулирования конфликтов). Как посредник помогаю сторонам восстановить отношения на новой основе – хотя бы друг друга замечать и здороваться.

На перемене жертву видно сразу: стоит отдельно от всех, копается в телефоне. Тихонько приглашаю в свой кабинет, усаживаю за компьютерный тест. Сразу после заполнения видно результаты. Говорю: «Я смотреть не буду, это для тебя. Хочешь ли ты всегда быть таким, чтобы на тебе отрывались?» Дальше идет индивидуальная работа с установками ребенка.

Интересно, что человек пять из ста заявляют о желании быть жертвой. Эта модель наследуется от тех родителей, которые вечно жалуются и отказываются решать проблемы. Школьнику нравится, когда его унижают: хоть какое-то внимание. В этом случае моя обязанность – донести до родителей, что им срочно пора менять садомазохистский подход к жизни».

Прививка – в семье

Нередко для близких уход ребенка в параллельную реальность становится сюрпризом: как говорится, ничто не предвещало. «Разве дети – домашние животные, которых нужно лишь вовремя кормить, одевать и выгуливать? Выслушать, подсказать, помочь, в какой-то мере восполнить утраченные социальные контакты – вот обязанность взрослых. Сейчас большинство родителей стремятся зарабатывать, и на совместные дела и разговоры с детьми не остается времени», – констатирует психиатр Виктор Киряш.

Он убежден: поиски сомнительных компаний обусловлены нехваткой внимания в семье.

Разумеется, родители не способны стопроцентно заменить общество сверстников, тем более подростку, для которого мнение окружения на первом месте.

«Но если есть ограничитель в мозгу, который закладывается именно семьей, то риск попадания в экстремизм очень мал. Причем речь не о строгости воспитания! Порой она дает обратный эффект: подросший ребенок вырывается на свободу, и у него крышу сносит. Бывает наоборот. Жертвы педофилов и сект – это зачастую идеальные мальчики и девочки, привыкшие во всем слушаться взрослых. Когда говорю об ограничителе, имею в виду взаимное уважение, доброжелательный тон, умение находить компромиссы, конструктивно мыслить – все, что способствует укреплению доверия».

Вывод: учите детей критическому мышлению и подавайте пример здоровых отношений!

Если дом для ребенка не крепость

Увы, с теплым домашним очагом повезло не всем. Управление образования Верхней Пышмы вместе с другими ведомствами ведет профилактику социального неблагополучия несовершеннолетних. Делается многое, чтобы отвлечь их от криминала и вредных привычек, выявлять трудные семьи. Прорабатываются разные аспекты: досуг, успеваемость, трудоустройство в каникулы, отдых и оздоровление, патриотическое воспитание, пропаганда здорового образа жизни.

На особом счету наркозависимые подростки, те, кто уже побывал в колонии или был условно осужден, подвергался насилию со стороны близких. Действуют телефоны доверия. Для кого-то из ребят отдушиной становится волонтерство, клубы по месту жительства. Главное – знать, что помощь рядом, и не терять надежды.

Заместитель главы администрации по общим вопросам Николай Резинских отметил, что в рамках противодействия экстремизму и профилактики на муниципальном уровне ежеквартально межведомственная комиссия, в которую входят руководители подведомственных учреждений и силовые структуры, рассматривает меры противодействия негативному влиянию.

Татьяна БАЛЮКОВА, начальник управления образования ГО Верхняя Пышма:

- Несмотря на многочисленные принимаемые меры, главным оружием в борьбе за сердца и умы подростка остается простая человеческая внимательность. Уверена, если учителя и родители внимательно будут следить за поведением и состоянием детей, то многих трагедий удастся избежать. Увидеть, что подросток эмоционально подавлен, выслушать, протянуть руку помощи — вот наша первейшая задача.

В июне пройдет круглый стол «Безопасность в Интернете. Социальные сети – новые угрозы» с участием специалистов, работающих в молодежной среде, представителей молодежных организаций и городского родительского комитета, приглашенных экспертов. Участники обсудят меры противодействия опасным социальным связям. Вопросы по этой теме, интересующие наших читателей, принимаются по электронной почте rdf@redflag.su.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

11